Chuck Berry (Рувим РУБЛЕВ, "Новое Русское Слово", 8.06.99 г.)

В Чикаго был человек, который все сочинял сам -- и слова, и музыку. Он писал песни, настолько чутко отражавшие жизнь молодежи 50-х, ее проблемы, ее любовь, ее подспудные желания, что его часто называют первым поэтом рока.
Его песни -- полная противоположность абракадабре Литтл Ричарда. Chuck Berry имел, что сказать. И говорил он это ясно и остроумно. Он первый четко заявил о том, что рок -- не временная мода. Рок-н-ролл вытеснит все другие формы, и поэтому "переверните Бетховена и торчите на ритм-энд-блюзе".
В 'Rock & Roll Music' Берри удалось в нескольких словах сформулировать суть ситуации. Он "не имеет ничего против современного джаза, если только его играют не слишком быстро", потому что иначе "исчезает красота мелодии" и вещь начинает звучать "как симфония". Он отвергает столь любимые взрослыми латиноамериканские ритмы -- танго, мамбо, конго, и призывает "играть на фортепиано". Он хочет одного: танцевать. И в этом сущность рок-н-ролла.
Хотя Берри был постарше своей публики (в 1955, когда появился его первый хит 'Maybellene', ему было не то 24, не то около 30 -- смотря, какой год считать действительным годом его рождения: называют и 1931 и 1926), он инстинктивно чувствовал, чего они хотят. И отразил все это в музыке.
Он знал, что они ненавидят школу, и в песне 'School Days' ("Школьные Дни") рассказал о невыносимой скуке школьной жизни, когда день мучительно тянется, пока наконец не прозвенит звонок, "бремя с плеч долой", ты выбегаешь из школы, несешься к джук-боксам за углом, опускаешь монету и слушаешь свою любимую музыку, ощущая, как жизненные силы вновь возвращаются к тебе. (окончание Главы 1)
В песне 'Almost Grown' ("Почти Взрослый") кристаллизованы муки человека, которому, по выражению Пата Буна, "от 12 до 20": обычный парень, он ходит в школу, делает только то, что ему дозволено, слушается старших, не водится со шпаной. У него есть мечта: устроиться на работу, скопить на авто и катать свою девочку. Он не бунтует и ничего не требует. Он хочет только одного: "оставьте меня в покое, ведь я почти взрослый". Как резюме подростковых чувств, эту песню трудно превзойти. Она гениальна. Одной фразой Берри попал прямо в сердце тинейджера.
Его героини -- Кэрол, Литтл Квини -- это маленькие богини, о которых мечтают мальчики, но не сказочные, а взятые из реальной жизни.
'Sweet Little Sixteen' ("Милая 16-леточка") живет лишь рок-н-роллом и бредит звездами ("ей необходимо раздобыть полмиллиона автографов"). По вечерам она надевает платье в обтяжку, красит губы, надевает туфли на высоком каблуке, но на сердце у нее печаль -- "взрослый блюз", -- потому что утром надо опять идти в школу.
Из песен Чака Берри можно узнать все о жизни тинейджеров 50-х. Более того, из них можно узнать о жизни тинейджеров любой эпохи. Меняются лишь детали: моды, марки автомобилей, слэнг, остальное -- вне времени: чувства, эмоции, резкие перепады настроения от бурной радости до беспросветной тоски.
Чак Берри был первым автором в роке, который действительно хотел что-то сказать. Он выделяется потому, что выражался идеально роково: с помощью музыки рок, словами рока он говорил о поклонниках рока. Рассматривать тексты его песен или темы, разложив их на бумаге -- это значит разрушить Берри. Эти слова он писал не как стихи, а как лирику для рок-песен. Чтобы понять, насколько велик был Берри, надо слушать его музыку.
Наряду с Элвисом, Чак Берри был наиболее влиятельным артистом рок-н-ролла. Более того, он один из самых влиятельных артистов рока вообще. Всякий раз, когда рок заходит в тупик, кто-нибудь возвращается к корням, вновь открывает энергию, остроумие, оригинальность Берри и черпает в нем вдохновение.
Отчего же Берри ощущал такое близкое родство с тинейджерами, отчего он стал выразителем их чувств в музыке? Наверное, оттого, что в юности он сам был трудным подростком. Он родился в семье со средним достатком, но в подростковые годы испортился, участвовал в краже и оказался в исправительной колонии, где пробыл три года.
Еще до колонии он увлекался музыкой, теперь же она стала центром и смыслом его жизни. Выйдя на свободу, он работал сперва на "Дженерал Моторс", затем парикмахером, и все это время продолжал играть, в основном блюз. Мастерство его росло и он превратился в первоклассного гитариста. Это видно на любой его записи. Он усовершенствовал большинство методов игры на гитаре, которые существовали в те годы. Он изобрел рифф, которым открывается 'Sweet Little Sixteen' -- тот самый рифф, который Beach Boys содрали у него нота в ноту и применили в 'Surfin` USA'. Он стал одним из классических гитарных риффов.
Музыка стала занимать центральное место в жизни Берри. Он стал подрабатывать в ночных клубах Сент-Луиса, играя в разных составах, стал сочинять песни, в основном в стиле ритм-энд-блюз, и вскоре понял, что если он хочет чего-то добиться, нужно ехать в центр городского блюза -- в Чикаго.
В начале '55 Берри играет в Чикагских клубах и учится у больших мастеров блюза. Однажды он упросил Мадди Уотерса разрешить ему поиграть в его команде и поразил маэстро своей виртуозной игрой. Уотерс представил его боссу компании Chess Леонарду Чессу, тот его прослушал, остался доволен и выбрал две песни --'Wee Wee Hours' и 'Maybellene'.
То, что якобы случилось дальше, вызывает сомнения. Известно, что на сессии записи присутствовал Алан Фрид с еще одним диск-жокеем, Рассом Фратто. Они и значатся на этикетке пластинки как авторы песни. Неясно лишь, в чем конкретно мог выражаться их вклад. Возможно, они помогли какими-нибудь советами, да и то сомнительно -- едва ли Берри нуждался в советах. Так или иначе, Фрид усиленно рекламировал пластинку, и она стала миллионным хитом.
Берри стал знаменитостью. Сбылось то, о чем он мечтал, когда пел в этой песне: "Hail, hail rock & roll / Помоги мне начать новую жизнь". Много лет спустя он дал толковое интервью редактору Rolling Stone Ральфу Глисону, где объяснил свое понимание рок-н-ролла: "Его названия могут меняться, но суть остается той же: это музыка, вдохновляющая разум и сердце, заставляющая притопывать в такт. Называйте ее роком, джазом -- как хотите. Если она заставляет вас двигаться, волнует, заводит -- значит, она здесь и она не умрет".
В 1959 его обвинили в аморальной связи с несовершеннолетней служащей его клуба в Сент-Луисе. Дело слушалось в течение 2 лет, после чего Берри осудили еще на 2 года. Его блестящая карьера временно оборвалась.

Мистер "Рок-н-ролл мьюзик"

Это заметка о замечательном рок-н-рольщике Чаке Берри
написана нашим экспертом по классик-року Рувимом Рублевым
к юбилею выхода пластинки с первой профессионально записанной
вещью Берри - песней "Мэйблин" - 1 июня 1955 года.

Композитор Джон Хэнди написал свою знаменитую пьесу "Сент-Луис Блюз" перед Первой мировой войной. До той поры к блюзам отношение было, как и к любым народным песням, мягко говоря, прохладное. До того в нотных изданиях выходили лишь рэг-таймы Скота Джоплина и, если говорить о сугубо джазовых произведениях, то публикация "Сент-Луис Блюза" типографским способом на обычном нотном стане в 1913 г., сравнима лишь с выпуском на виниле "Рок вокруг часов" Билла Хейли.
Ни блюз, ни рок-н-ролл вначале не признавались музыкальным истэблишментом, поэтому обе публикации, как бы приоткрыли шлюзы для будущих музыкальных потоков и одного, и другого направлений. Второе как бы послужило продолжением первого.
В том же Сент-Луисе на 13 лет позже публикации великого блюза родился Чарлз Эдвард Берри или, как его звали с детства "предки", Чак. Его родители Генри и Марта были хористами баптистской церкви, причем у папы был бас, а у мамы - сопрано. Его сестры, а их было целых три штуки, пели и играли на фортепиано, а одна из них, Марта, впоследствии даже записывалась с Чаком. Когда юный музыкант Чак Берри решил перейти с контрабаса на гитару, то прежде всего приобрел испанскую "шестиструнку" и несколько брошюр-самоучителей. Его школьная учительница миссис Джулия Дэвис активно помогала ему в освоении гитарных аккордов, в правильной постановке руки. Выбор музыкального инструмента и первоначальный музыкальный вкус сложились у него под влиянием кумира того времени - Тома Стивенса.
В 1952 г. он уже создал свое первое "комбо" и начал работать в местных клубах Moon-light Bar, Crank Loundge и других. Но это - вечерами, а днем он подрабатывал парикмахером, а иногда - фотографом. Как-то раз во время каникул он поехал в Чикаго, где побывал в ночных клубах и полюбил атмосферу живой ночной музыки...
Но посещение клубов требовало денег, и вот Чак Берри решил подработать в Чикаго в модной парикмахерской для женщин. Устроиться на работу ему удалось - ножницами и гребнем он, как оказалось, владел ничуть не хуже, чем гитарой и контрабасом.
Каково же было его удивление, когда в один прекрасный день к нему в кресло сел завитой черный мужчина и как ни в чем не бывало, попросил "подправить прическу"!..
Но еще больше молодой музыкант-парикмахер удивился, когда он узнал в необычном клиенте самого Мадди Уотерса, короля блюза! Чак чуть не выронил фен из рук!
Мадди, не обращая внимания на молодого парикмахера, расслабился, закрыл глаза и что-то напевал. Чак, разумеется, знал эту его вещь и даже тихонечко подпел ему. Мадди удивленно приоткрыл глаза...
Дальнейшее происходило как в волшебной сказке. Великий Мадди Уотерс привел понравившегося ему Чака на фирму Chees records и, главное, свел "мальчишку" с ее президентом и уговорил устроить прослушивание. Вскорости, а именно 15 мая 1955 г. была произведена первая запись Чака Берри в сопровождении ансамбля The Chess Brothers, после чего с Берри заключили контракт на несколько недолгоиграющих пластинок, поскольку долгоиграющие диски в ту пору еще не появились в продаже, а в обиходе были графитно-шеллачные "синглы" с двумя вещами, одна из которых, как правило, являлась "топовой", а вторая была более или менее "проходной" (называясь при этом "B-Side").
Все рок-н-рольные звезды той поры начинали именно с таких пластинок, которые вращались со скоростью 79,8 оборотов в минуту, а не 33,3, как впоследствии.
Не избежали этого ни Билл Хейли, ни Элвис Пресли, ни Джерри Ли Льюис...
Но вернемся к нашему герою - Чаку Берри. Кончались каникулы, начинался летний семестр, и нужно было возвращаться в колледж, в Сент-Луис, на берега Миссури. Но когда же через две недели вышла его первая пластинка, и он сам услышал ее по радио, уже ничто не могло удерживать его дома.
Чак возвращается в Чикаго. Его первой вещью, прогремевшей при помощи радио от Чикаго до Лос-Анджелеса, явилась легендарная "Maybellene", сразу же поставившая его в один ряд с самыми крупными артистами певцами тех лет. Такие люди, как Махалия Джексон, Элвис Пресли, Бобби Дарин, Скриминг Джей Хоукинск, Джо Турнер, Эдди Кокран и Рэй Чарлз срочно приняли его в свой круг...
Но это случилось несколько позже, а пока Чак начинает работать в ведущих театрах, в крупнейших ночных клубах, на аренах и в крупных аудиториях, где в те годы проходили основные ритм-энд-блюзовые шоу. Он начал выезжать на гастроли и с успехом выступил в Канаде, на Гавайях, в Австралии, на Ямайке и в Мексике. В те годы он был единственным, кто удостоился трижды подряд участвовать в легендарном Super Attractions Big Show of Stars…
В период с 1955 по 1958 годы Чак Берри постоянно входил в перечни лучших певцов и инструменталистов - в так называемую "горячую сотню" (Hot Hundret), а чуть позже показал себя и хорошим киноактером, снявшись в таких рок-н-рольных фильмах, как "Rock, Rock, Rock" и "Go, Johnny, Go!" (именно в этом фильме он впервые исполнил легендарный рок-н-ролл "Johnny В. Good!").
Фурор на всю Америку произвел и показ документального фильма о джазовом фестивале в Ньюпорте, проходившем в 1958 году, где Чак Берри исполнил рискованную по тем временам песенку "Sweet Little Sixteen" и впервые продемонстрировал такую, мягко говоря, своеобразную манеру поведения на сцене, что и сам Элвис Пресли мог бы позавидовать (и наверняка завидовал). Пройдясь вдоль кромки сцены специфический "утиным" шагом, он стал на тот момент "национальным героем №1" в США. Фильм, показанный по всеобщему телевидению, назывался "Jazz On A Summers Day"; его взахлеб смотрела вся Америка (с точки зрения стилистики, сегодня уже не очень понятно, причем тут "джаз": возможно, Чака пригласили выступить на джазовом форуме не по ошибке, а в целях привлечения большего количества зрителей).
По продуктивности создания очередных шедевров рок-н-ролла Чака Берри можно сравнить только с ньюорлеанским рок-королем Фэтсом Домино, только тот из-за своей полноты никогда не вставал из-за рояля, а Чак Берри вытворял на сцене "утиные шествия", которыми не уставали наслаждаться слушатели и зрители.
Неоценимо значение Чака Берри и для развития британского рок-н-ролла. Его творчество как бы явилось своеобразным мостом между рок-н-рольными культурами Старого и Нового Света. Возможно, что ни БИТЛЗ, ни РОПЛИНГ СТОУНЗ, ни многих других английских команд никогда бы не было на небосклоне рок-н-ролла, не напиши он своих знаменитых шедевров "Roll over Bethoven" и "Rock'n'roll Music".

Источник: mogilewrock.narod.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить